Кто бы как ни относился к гаданию, очевидно, Таро является частью нашей общей истории, часть от части европейской культуры к которой мы принадлежим. Часть живой культуры, а не только книжно-академической и не только европейской.

След Таро мы можем обнаружить в классическом и современном искусстве, в живописи, литературе и даже кино – начиная от самых высоких образцов до непритязательной попсы.

Чернокожая гадалка на картах где-то в Новом Орлеане, гадающая на колоде Марсельского Таро, формально не имеет отношения к Европе. Но поколение за поколением впитывая в себя культуру и мировоззрение белых переселенцев, она оперирует схожими понятиями.